Павел Крашенинников рассказал об изменениях в Основной закон страны

16.06.2020

Павел Крашенинников рассказал об изменениях в Основной закон страны

Проблем с безопасностью из-за COVID-19 и явкой россиян на голосовании по поправкам в Конституцию не возникнет, так как пандемия пошла на спад. Об этом в интервью «Известиям» заявил сопредседатель рабочей группы по внесению поправок в Конституцию, сопредседатель АЮР Павел Крашенинников. По его словам, сегодня есть осторожный оптимизм, что граждане не испугаются вируса и реализуют свое право. По его мнению, помешать этому не смогут ни силы Запада, ни оппозиция, при этом интерес к голосованию очень высок. 

— Павел Владимирович, как вы оцениваете ход подготовки к голосованию? Успевают ли регионы закупиться средствами защиты от COVID-19 с учетом того, что ситуация с пандемией неодинаковая? В трех субъектах уже отменили парад Победы, запланированный на 24 июня. 

— Вы правы, во всех субъектах ситуация с коронавирусом разная. Но ЦИК вместе с Роспотребназдором сегодня ее контролируют. Они специально разработали рекомендации по проведению голосования. Кроме того, закупаются маски, дезинфицирующие средства, готовится тестирование не только членов избирательных комиссий, волонтеров, но и всех, кто в этом задействован. Это очень важно, потому что главное для нас — безопасность населения. Поэтому сейчас нужно объяснять людям, как их участки будут работать в день голосования. 

В прошлый четверг мы как раз обсуждали эту тему с рядом субъектов и региональными отделениями Роспотребнадзора. Им поставлена задача, чтобы процедура голосования была не только юридически чистой, но и не несла рисков для здоровья россиян. Чтобы отдать свой голос можно было безопасней, чем посетить культурное мероприятие или сходить в магазин. Поэтому можно сказать, что все возможные меры предосторожности предприняты. С учетом снижения количества заболевших я не вижу здесь каких-то проблем. 

 — А что касается электронного голосования, всё ли учтено? 

— Подготовка к нему шла заранее, потому можно сказать, что тут уже готовность очень высокая. Когда мы еще разрабатывали сам текст поправок, тема способов голосования очень активно обсуждалась. Как вы уже знаете, в итоге отказались от голосования по почте. Мы очень щепетильны в этом вопросе, потому что принцип «не навреди» для нас очень важен. Так вот, первоначально планировалось, что к электронному голосованию присоединятся до семи субъектов. Потом было выбрано пять, а в итоге осталось только два. Это объясняется тем, что все, кто хотел проводить такую форму голосования, должны были защитить свои проекты и доказать, что они обладают техническими возможностями. Это смогли сделать Москва и Нижегородская область. Сегодня заявки от жителей этих регионов, желающих сделать свой выбор дистанционно, уже поступают. На этом голосовании будут работать специальные наблюдатели. Для нас сейчас важно сделать так, чтобы эта процедура была максимально прозрачной и легитимной. Так как, хотя голосовать таким способом будет не основная часть населения страны, внимание к этому будет очень большое. Мы ожидаем этих результатов. Уверен, что через 5–10 лет мы будем вспоминать с улыбкой, что недооценивали эту историю. 

— На ваш взгляд, скажется ли в итоге влияние пандемии на явке населения? Будет ли она сопоставима с опросами ВЦИОМа – 67% или выше этой цифры? 

— Я юрист, и мне сложно сопоставлять социологические опросы с тем, что будет. Имеют значение только факты. Кроме того, есть коронавирус как болезнь, а есть как страх у нас в головах, есть люди, которые не верят в его существование. Но с учетом того, что болезнь ослабевает, все это видят, и карантинные меры уже другие, думаю, что интерес к голосованию будет высокий. Сегодня утром я ехал по Москве, и движение было вполне сопоставимо с обычным рабочим днем до того, как в России появился COVID-19. Поэтому есть такой осторожный оптимизм, что этот страх спадет и все-таки меры, которые были приняты Роспотребнадзором и ЦИК, сыграют свою роль. В том числе я имею в виду то, что голосование по поправкам пройдет в течение недели с 25 по 1 июля. У людей будет возможность выбрать более удобное для них время, чтобы реализовать свое право.  

— Секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев 10 июня заявил, что на фоне голосования за поправки Запад уже предпринимает попытки раскачать ситуацию в России. Можете ли вы пояснить, о чем именно идет речь и кому это может быть выгодно? 

— Соперничество за лидерство между странами всегда существует. Мало кто из наших конкурентов хотел бы усиления России. Поэтому нужно очень внимательно смотреть за этими процессами 

 — Но вам известно об этих фактах?  

— Да, известно. Николай Платонович нам сообщил. Мы все это тоже видим. Но нам повезло. В нашей рабочей группе по внесению поправок не было людей, представляющих НКО, деятельность которых направлена на раскол и дестабилизацию российского общества. А если серьезно, что такое внешняя политика — это продолжение внутренней. Соответственно, очевидно, что когда проходят выборы или организуются какие-то большие политические события с участием общества, конечно, внешние силы всегда мобилизуются. Что мы можем в связи с этим предпринять? Понятно, что у спецслужб своя работа. А мы можем противопоставить этому прозрачность и безупречность голосования, его подсчета. Тогда, наверное, мы снимем все эти проблемы.  

— Можно ли сказать, что оппозиция, критикующая поправки, сегодня подыгрывает Западу? 

— Я не уверен. Оппозиция у нас разная. Основная часть оппозиции тоже работает на страну, как она это понимает. Например, мне сложно подозревать в этом подыгрывании коммунистов. Но наверняка есть те, кому хочется подзаработать денег и они идут на это. Я бы назвал их уже по-другому, не оппозиционерами, а пожестче, но сейчас не хочу эти слова употреблять. Но нормальная оппозиция имеет свое видение на поправки и что-то тоже предлагает. Наша же задача объяснять и рассказывать людям, где они правильно говорят, а где нет. Президент очень точно ответил на критику конституционных поправок коммунистами. Напомню, он сказал, что после голосования потеряет часть полномочий, которые будут переданы парламенту. Речь идет о поправке, дающей право Госдуме назначать председателя правительства и министров. Такая практика существовала во времена Верховного Совета, до 1993 года. Тогда они утверждались в парламенте. Поэтому после внесения поправок в Конституцию чей-то знакомый по просьбе кого-то просто так на назначение в правительство не пройдет. Эта прозрачность очень важна для страны. Ни о каких интересах элит тут речи не идет. 

 — Я правильно понимаю, что КПРФ поддержала поправки на стадии голосования в парламенте?  

— У коммунистов не было единой позиции, но часть из них эффективно работала в нашей группе, и часть их предложений даже была поддержана. Не думаю, что кто-то сейчас дал им денег, чтобы они выступили против поправок. Уверен, что этого не было. 

 — Планируется ли еще одна встреча с президентом и если да, то какие темы могут там быть затронуты? 

— На последней встрече самая главная тема для нас была дата голосования и ее несколько вариантов. Как раз мы ее обсуждали с президентом, а до этого в дистанционном режиме с рабочей группой. Владимир Владимирович нас собрал, выслушал и принял решение провести голосование 1 июля. Что касается новой встречи, то мне сложно сказать нужно ее проводить или нет. Но рабочая группа в этот четверг будет собираться. Мы обсудим вопросы безопасности, правовые моменты голосования и другие аспекты его подготовки, а также послушаем регионы.

 — Насколько верно, что новые поправки в Конституцию продолжают к вам поступать. Что еще предлагают изменить в основном законе страны? 

— Сейчас поясню. С правовой точки зрения, поправки — это только то, что уже официально внесено в Госдуму. А есть предложения граждан. Да, они продолжают сегодня поступать. Я не вижу в этом ничего необычного. Это говорит о высоком интересе людей к этому процессу. Эти предложения касаются разных сфер: есть по медицине, есть по соцгарантиям, пенсиям, по преамбуле. Но включить их в Конституцию вряд ли можно, текст уже сформирован

 — А не могли ли бы вы рассказать о каком-то одном предложении. Например, что предлагают изменить в преамбуле, где ранее не была поддержана поправка про Бога?  

— Если честно, то пока руки до изучения этих предложений не дошли. А что касается преамбулы, мы решили ее не трогать, так как у нас нет процедуры по ее изменению. 

— Какая из поправок в Конституцию лично для вас стала самой важной и почему?

 — Для меня лично важно, чтобы все эти изменения заработали в системе. По соцгарантиям во время пандемии это уже произошло. То же самое можно сказать о системе единой публичной власти. Вообще все поправки очень важные, сложно выделить одну. Это и социальные гарантии, и новые критерии для тех, кто может замещать государственные должности, и вопросы, связанные с международным правом и суверенитетом. Поэтому самая главная для меня поправка — это сам закон «О внесении поправки в Конституцию». 

— Сколько еще планируется внести дополнительных изменений в законодательство РФ, не вошедших в Конституцию, но поддержанных рабочей группой? О каких сферах идет речь — экономика, социальная политика, а может быть, внутренняя? 

— Это важный вопрос. Очевидно, что нам нужно будет готовить закон о Госсовете, вносить поправки в Семейный кодекс и пенсионное законодательство. По нашим подсчетам, это будет не один десяток поправок. Например, по образованию уже внесен законопроект, где предлагается, чтобы образовательные услуги появились также в сфере воспитания. В то же время в Конституции есть и нормы прямого действия, которые вступают в силу сразу после голосования. Например, по назначению министров правительства. 

— Когда можно ожидать появления законопроекта о новом статусе Госсовета? Будет ли в его разработке участвовать рабочая группа? 

— На данный момент в силу своих полномочий в Госдуме я буду принимать участие в его разработке, поскольку он пойдет через наш комитет. А вот от конкретных сроков я бы пока воздержался. Не то что мы очень суеверные, но сначала нужно провести голосование. Не то что я в этом проведении сомневаюсь, я сам пойду голосовать, но всё нужно делать последовательно. 

— Будет ли рабочая группа продолжать свою деятельность по изменению законодательства после 1 июля?  

— Наша рабочая группа официально называется «По подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию». Текст закона у нас состоит из трех статей: сама поправка, процедура голосования и вступление в силу. Поэтому в таком виде мы существовать не сможем. Но хочу сказать, что слезы наворачиваются, потому что коллектив сложился. Если сначала мы разговаривали на разных языках, каждый говорил о своем, то впоследствии, когда стал появляться текст, многие уже активно общались, несмотря на вспышку коронавируса, по разным каналам связи. На мой взгляд, это был очень удачный подход. Объединились люди не только из разных регионов, но имеющие разные профессии. Такой срез общества, который обычно трудно сделать. Это стало нашим большим преимуществом. Что будет дальше с этой группой, будет зависеть от президента. Мы же, конечно, сами будем продолжать общаться.  

— Ходят слухи, что вы, после того как пройдет голосование, пойдете на повышение. В телеграмм-каналах вам прочат пост главы МВД. Это правда? 

— Во-первых, я хочу сказать, чтобы в МВД не напрягались. Я никуда не хочу, это не мое. Во-вторых, многие считают, что пост — это чуть ли не какой-то приз. Крайне неправильное мнение. Это не награда, а очень большая ответственность. Я уже работал министром в трех правительствах. Могу сказать, что это тяжелейшая работа. Чтобы возглавить Министерство внутренних дел, человек должен проработать в системе правоохранительных органов. А я хотя и почетный милиционер, но такого опыта у меня нет. Поэтому нет, надеюсь, этого не произойдет.

Источник: iz.ru

Возврат к списку

О продукте   Законодательная карта   Поиск   Карта сайта

Политика конфиденциальности  Пользовательское соглашение